Новгород Великий. Владимир. Сергиев Посад. Жемчужины Русского венца.

Новгород Великий. Владимир. Сергиев Посад. Жемчужины Русского венца.

Сообщение Александр 28 мар 2010, 12:18

На слуху словосочетание Золотое кольцо, собирательно обозначающее туристические центры России, расположенные вокруг Москвы. Однако сколько русских городов, находящихся не так уж далеко от столицы, заслуживают не меньшего внимания путешественника! Города Золотого кольца прекрасны, но разве исчерпывается ими сокровищница русских городов

Здесь я кратко опишу свои впечатления лишь о нескольких городах центра европейской части России. Каждый из них был основан более пяти веков назад. История многих из них насчитывает по тысяче более лет. И всё это время их жизнь была неотделима от жизни всей страны. Они отражали и отражают славу своей Родины, они принимали и принимают выпадающие на её долю невзгоды. Это города большие и малые, и судьбы каждого из них, неповторимого и по-своему интересного, жемчужными нитями проходят через историю России, образуя во времени и в пространстве то, что мне хочется назвать «Русским венцом».

Новгород Великий

«В серебряном поле златыя кресла с лежащею красною подушкою, на коей поставлены крестообразно с правой стороны скипетр, а с левой крест, наверху кресла подсвечник с тремя горящими свечами, а по сторонам стоящие два медведя»
(из книги «Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи» П.П. фон Винклера. СПб., — 1900. С.103)

«Священная древняя столица» — так граф Лев Николаевич Толстой отзывался о Москве. Но когда смотришь с набережной Ярославова городища на Волхов и отражающиеся в нём стены новгородского кремля, самими новгородцами именуемого Детинцем, то понимаешь, что наименование это не меньше, а, пожалуй, куда больше подходит Великому Новгороду.

Новгород — действительно древнейшая российская столица и поворотная точка российской истории. Именно сюда призвали русичи легендарного Рюрика. Именно отсюда Олег отправился на юг, в Киев, чтобы объединить все русские земли под одной властью. Именно присоединением Новгорода завершилось объединение русских земель вокруг Москвы шестьсот лет спустя при Иване III Великом. Наконец, коль скоро мы избрали своей формой правления республику, не стоит забывать о том, что именно Новгород является древнейшим республиканским центром Руси. Тысячу лет назад в этом городе вопросы политического управления уже решались на основе принципов «общего дела».

Тысячу лет назад... Говоря о Новгороде, невольно приходится измерять временные отрезки веками и тысячелетиями. Трудно поверить, но этот город старше, не на один год старше самой России. В те стародавние времена Рюрик ещё даже не родился. Карл Великий ещё не построил свою империю. Константинополь только недавно пережил осаду почти миллионной арабской армии, защитив Европу от исламского вторжения. Китай не успели захватить ни маньчжуры, ни монголы, и непомерные налоги китайцам успешно устанавливала пока ещё собственная, исконно-китайская династия Тан. А Новгород уже стоял на берегу Волхова...

Кстати, мост через Волхов, волны которого широко разлились у стен Детинца, и сейчас выглядит внушительно. Невольно задумываешься, каким же грандиозным должен был казаться деревянный предшественник этого моста в те времена, когда на нём выясняли свои отношения представители новгородских вечевых партий.
Новгородское вече: как это было

Данилевский со ссылкой на Фроянова, реконструирует следующий порядок проведения веча в Новгороде. Участники веча собирались на площади перед Софийским собором и, при относительно небольшом количестве участников, рассаживались на специально приготовленные скамьи. Если количество участников было заведомо больше, чем их могла вместить площадь, то собрание проходило стоя с использованием для расположения прибывших и прилегающих к площади улиц. Сергеевич приводит примеры, когда вечевые собрания вообще проходили не на городской площади, но и на любой пригодной для этого открытой местности, и не только стоя или с рассадкой на скамьи, но и «на конех».

На собрании присутствовали представители руководства города и церковные иерархи, а также князь, руководивший порядком проведения вече. «За отсутствием председателя, первая роль и, до некоторой степени, руководством прениями принадлежало „лучшим людям“, присутствующим на вече, боярам и старцам», пишет Сергеевич.

После выступлений по обсуждаемому вопросу итоговое мнение собравшихся как правило выражалось возгласами одобрения или неодобрения. Причём систему подсчета голосов Сергеевич описывает следующим образом: «Счета голосов у нас вовсе не делалось [...] У нас требовалось или единогласное решение, или такое большинство, которое ясно без всякого счета голосов».

Известны случаи, когда выявленные в ходе обсуждения разногласия между приверженцами различных точек зрения по озвученным в ходе вече вопросам разрешались уже после окончания вечевого собрания с использованием силы.

Дыхание истории чувствуется в центре города везде. Незабываемое впечатление: на обычной провинциальной улице, состоящей из невысоких домиков XIX — XX века, вдруг видишь церковь домонгольской поры. К чести новгородцев сказать, о древности церкви догадываешься не по её состоянию (бережно, чего уж там, очень бережно относятся здесь по крайней мере к тем памятникам истории, которые мне удалось повидать), а по соответствующей табличке с пояснительным текстом. Иногда таблички эти, помнится, были даже двуязычными.

Я приехал в Новгород, когда осень срывала с деревьев последнюю листву, и золото на пурпуре всё больше растворялось в сером небе. И даже в это время город показался мне не мрачным, не унылым, а каким-то умиротворённо-спокойным и чуточку меланхоличным.

Равенну называют городом с самой высокой в Европе концентрацией памятников V — VII веков. Столь же справедливо, по-моему, назвать Новгород городом с самой большой в России концентрацией памятников X — XII веков. И если Равенна — это воплощение духа средневековой Римской империи, продолжившей своё существовавшие после 476 года и вошедшей в историю под именем Византии, то в той же мере Новгород является воплощением духа России. Это дух гостеприимного хозяина и сурового борца, покорителя бескрайних просторов севера. А ещё это дух деликатного миссионера, удивительнейшим образом сочетающего в себе неготовность отказаться от некоторых языческих пережитков с готовностью нести христианскую веру всем сопредельным народам, не посягая при этом на их культурную самобытность: так обращались новгородские миссионеры в XIV веке с пермяками и финнами, так же действовала русская миссия пятьсот лет спустя в Америке и Японии.

Русский самобытный дух воплощён уже в самой Новгородской архитектуре, что особенно заметно на примере главного здания города — знаменитого Софийского собора. Если киевская София первоначально представляла собой подражание лучшим зарубежным аналогам того времени, а именно т.н. «македонскому» стилю византийской архитектуры, то новгородский собор изначально был построен в тех формах, которые уже позже станут называть русским стилем храмовой архитектуры.

И очень справедливым и просто правильным кажется то, что именно в новгородском Детинце в 1862 году был установлен памятник 1000-летию Российского государства. Всем известен этот памятник с силуэтом колокола, который на самом деле не колокол, а огромная держава, опирающаяся на мощные фигуры величайших из русичей... И как-то особенно ясно звучит в этом тихом городе запечатленная в бронзе мысль о том, что даже самая огромная держава может стать великой, лишь опираясь на своих людей, фигура каждого из которых важна для гармоничного силуэта её тысячелетней славы.

Вспоминая о Новгороде, я ловлю себя на одной неочевидной мысли. Мне кажется, Новгород на Волхове именуется «Великим» не только за своё северное, «верхнее» расположение по отношению к Нижнему Новгороду. При всей героической и исключительной роли нижегородцев в истории России, именно её священную древнюю столицу хочется без лишнего пафоса назвать великим городом.

Владимир

«На красном поле стоящий на задних лапах лев, имеющий на голове железную корону, держит в передней правой лапе длинный серебряный крест»

Когда говорят о столице Киевской Руси, то уже самим наименованием имеют в виду город Киев. И это совершенно верно, если говорить именно о едином Древнерусском государстве. Но если до Киева столицей успел побыть Новгород, то после Киева статус великокняжеской резиденции принял город Владимир-на-Клязьме.

Владимиром-на-Клязьме и Владимиром-Залесским город назывался потому, что на Волыни, на юго-западе Киевской Руси существовал ещё один Владимир — Владимир-Волынский.

В древнерусских летописях говорится, что крепость на реке Клязьме была основана великим князем Владимиром в 990 году. Новый город назвали в честь основателя. Кстати сказать, археологические раскопки показывают, что первые люди стали селиться на территории будущего Владимира ещё около 30 тысяч лет назад. Остатки того поселения именуются Сунгирской стоянкой... C 1108 года великий князь Владимир II Мономах — правнук Владимира I Святого — начинает укрепление Владимира и делает город своим опорным пунктом. Однако расцвет города пришёлся на время правления внука Владимира Мономаха и сына основателя Москвы Юрия Долгорукого — князя Андрея Боголюбского, который в 1157 году перенёс во Владимир столицу.

Уже ворота новой столицы призваны были подчеркнуть, что город ни в чём не уступает Киеву. И если киевские Золотые ворота были названы так в претензии на соперничество с Константинополем, то Золотые ворота Владимира самим своим обликом напоминают о Киеве.

Тогда же, в XII веке, строятся во Владимире и церковь Димитрия Солунского, и сам Успенский собор. Дмитровский собор, освященный в честь почитаемого в домонгольской Руси покровителем русского воинства святого, до сих пор поражает изяществом и самобытностью деталей белокаменной отделки. Ту же самобытность, но уже в архитектурных формах, подчёркивает и силуэт Успенского собора. Пятикупольной своей основательностью напоминая новгородскую Софию, храм этот и видом своим, и посвящением является типично русским, а византийская традиция растворяется в нём в национальном стиле. Сам праздник Успения Божией Матери, в честь которого освящён собор, именно русскими и именно при князе Андрее стал почитаться как один из первейших православных праздников, выдающихся даже в числе двунадесятых. Именно архитектуру Успенского собора два века спустя изучали приглашённые Иваном III Великим итальянские мастера, прежде чем приступить к строительству главного — тоже Успенского — храма уже Московского государства.

Схема центра Владимир из путеводителя С.Городеева («Арабис», СПб., — 1997)Хотя в страшных 1230-х город сильно пострадал от монгольского вторжения, на конец XIII века приходится пик политического значения Владимира. В 1299 году сюда переносят свою резиденцию русские митрополиты, что окончательно закрепило за Владимиром статус столицы Руси. Но уже меньше чем через 30 лет, в 1328 году, при Иване Калите прославленный митрополит Петр переезжает в Москву, а вскоре в новую столицу торжественно переносят и главную национальную святыню — икону Владимирской иконы Божией Матери. Именно с встречей иконы москвичами связано название московского Сретенского монастыря и прилегающих к нему улиц. В те далёкие дни в конце XIV века москвичи молились о том, чтобы жестокий и непобедимый Железный Хромец, армия которого неумолимо шла на Москву, повернул обратно в степи Средней Азии. И он действительно повернул назад, не дойдя одного конного перехода до Москвы, хотя историки до сих пор не могут найти рациональных военно-стратегических или политических мотивов этого поступка...

А Владимир тем временем превращался из столицы в один из городов Московского княжества, хотя судьба его по прежнему являлась отражением истории всей России. Если в XIII веке город разоряли монголы, то в конце Смуты XVII века окрестности города грабили солдаты пана Александра Лисовского, перед этим с позором ушедшего из-под стен непобеждённой Троице-Сергиевой Лавры...

После Смуты размеренная жизнь города была восстановлена. В Российской империи город не то, чтобы прозябал. В 1796 году во Владимире строятся народные училища. В 1847 году основан драматический театр. К 1861 году в город протянута железная дорога, а на следующий год открыт губернский краеведческий музей... Но всё же до былого столичного великолепия Владимиру было далеко.

В это время город планомерно расширялся. Если в конце XVIII века в нём не было и девяти тысяч жителей, то через сто лет Владимирцев больше тридцати тысяч, а в 1914 году — почти пятьдесят. В годы установления советской власти население города уменьшилось почти вдвое. Но во второй половине XX века в процессе уничтожения русской деревни население Владимира, как и остальных городов, существенно увеличилось за счёт бежавших из колхозов людей. Сейчас в городе больше 330 000 жителей.

Все эти вехи его истории рождают желание назвать Владимир «типичным» русским городом, воплощающим в своей истории и современности все существенные черты самого этого понятия — «русский город». Да его имя не избежало типичных нападок в XX веке. После революции были предложения дать городу более «прогрессивное» и «революционное» имя. Но кому-то из патриотов города пришла в городу гениальная фраза: «Зачем? Город Владимир уже носит самое революционное имя — в честь вождя мирового пролетариата». Благодаря ли этому аргументу или по какой-то другой причине, но Владимир сохранил своё историческое название и счастливо избежал переименования в какой-нибудь Кировск или Якировск... Уже к началу XXI веке относится анекдот от том, что «город Владимир решено переименовать во Владимир Владимирович».

Память от XII веке вехами встаёт вдоль главной улицы исторического центра. С юго-запада центр города, как и в те годы, открывают Золотые ворота: при своём строительстве они были сориентированы на дорогу, ведущую в Киев, но так получилась, что и через тысячу лет смотрят они в сторону столицы Русского государства. Мимо них прямиком следуешь на Соборную площадь, украшенную памятником возвысившим город князьям. Памятник этот, как поговаривают, именуется в народе «тремя лентяями», но не за бездеятельность изображённых, а за то, что отлиты они в бронзе сидячими и сложившими ручки на коленях... А на восток от памятника как раз и открываются два главных храма города: Успенский собор и Дмитриевский собор.

Успенский собор кажется гармоничен именно своей пятиглавостью. Есть в его очертании что-то такое, что мне показалось воплощением «образцового русского храма». И фрески XIV века, потемневшие от времени и свечей, только усиливают это впечатление. Между тем, сразу после постройки собор, возможно, выглядел иначе: храм венчала одна, центральная глава, а западный фасад с севера и юга был украшен башнями. Такое архитектурное решение соборного храма было характерно для домногольской Руси. Впрочем, среди археологов до сих пор нет единства в вопросе о первоначальном виде Успенского собора. Если же гипотеза об одной главе и башнях верна, то, получается, что этот один храм соединяет в себе черты и домнгольской, и московской архитектуры. А значит собор, как и весь раскинувшийся вокруг него на берегу Клязьмы город, служит символическим мостиком между Русью древней и Россией нового времени.

Третьим же в ряду главных храмов древнего Владимира можно, без сомнения, назвать знаменитый храм Покрова-на-Нерли, служащий визитной карточкой и города, и области, и всей России. Наверное, это первый покровский храм на Руси — сам праздник был установлен в честь одного из событий церковного предания как раз в правление князя Андрея: сначала в Византии, а вскоре и на Руси. Повод же для строительства храма был трагический: церковь строилась как памятник русским воинам, погибшим в походе на Волжскую Булгарию. Среди погибших был и сын князя. Но даже храм-памятник выстроен был владимирскими зодчими в пропорциях торжественных и лёгких одновременно.
Галереи Покровского храма

Трудно поверить, что известный всем совершенный силуэт храма Покрова-на-Нерли первоначально выглядел иначе. Однако вопрос о первоначальном виде Покровского храма — второго любимого детища князя Андрея Боголюбского, — как и вопрос о первоначальном виде Успенского собора, остаётся открытым. Видный исследователь середины XX века Н. Воронин в своей капитальной монографии «Зодчество северо-восточной Руси» (М., Наука, 1961) высказывает уверенность, что при строительстве храм был по всему периметру окружён галереей примерно двухметровой ширины. Вообще галереи вокруг главного здания храма были характерны для русской архитектуры домонгольской эпохи. Однако, например, К. Афанасьев в своей статье «Были галереи или нет? О прошлом храма Покрова на Нерли» (Архитектура СССР, 1983, № 6, стр. 51, 53) высказывает сомнения в том, что первоначальный вид храма мог настолько отличаться от современного.

От себя рискну предположить, что пристань храма, конечно, была своеобразными «речными воротами» Владимирского княжества и самой его столицы, а потому объяснимым может показаться желание придать храму более монументальный, «соборный» вид путём обрамления его галереями. Но всё же обстоятельства постройки церкви Покрова-на-Нерли делают более оправданным предположение о том, что этому храму и изначально была присуща символика «свечи» и «столпа» как памятника, а потому предположение о наличии в древности галерей у Покровской церкви кажется не вполне вероятным.

Вообще Владимир из тех городов, в которых книжные факты, имена и даты обрастают «плотью» и становятся осязаемыми. Что касается самих книг: я помню, по крайней мере в 2000 году, мне хотелось назвать Владимир «книжной столицей России». Причина этому прозаическая: все попытки купить чего-нибудь поесть в магазинах центральной части города закончились безрезультатно — во всех магазинах были только книги...

Сергиев Посад

«В лазуревом щите серебряная монастырская стена с лазуревыми швами и закрытыми черными воротами, за которой возникает серебряная башня с золотым чешуйчатым куполом, увенчанным таковым же русским крестом, и сопровождаемая двумя золотыми бердышами в столбе, на таковых же древках. В вольной части — герб Московский. Щит увенчан червленою башенною короною о двух золотых зубцах и окружен двумя золотыми колосьями, соединенными Андреевскою лентою.»
(из книги «Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи» П.П. фон Винклера. СПб., — 1900. С.205)

Город Сергиев Посад Московской области сложился вокруг Троице-Сергиевой Лавры. История самого города умещается в несколько фраз: в 1782 году образован по указу Екатерины II слиянием нескольких слобод; в 1792 году обрёл регулярный план; в 1845 году проложено шоссе до Москвы; в 1862 году проведена железная дорога; в 1930 году переименован в Загорск в честь революционного деятеля В. Н. Лубоцкого (Загорского); 1991 году городу возвращено историческое название.

Но судьба этого города неотделима от судьбы Лавры, благодаря которому этот крупный, но всё же районного значения город является одной из главных достопримечательностей России.

Троице-Сергиев монастырь, уже в XVIII веке получивший статус лавры, был основан прп. Сергием Радонежским в середине XIV века, и благодаря высочайшему духовному авторитету своего первого игумена уже тогда стал одним из тех мест, через которые прошли поворотные события русской истории. Именно здесь великий князь Димитрий I Иоаннович получил благословение пред Куликовской битвой.

Именно этот монастырь шестнадцать месяцев безуспешно осаждали превосходящие войска Лисовского и Сапеги в Смутное время: тогда братия и небольшой гарнизон показали чудеса героизма, а архимандрит монастыря Дионисий и знаменитый келарь Авраамий Палицын стали одними из идейных вдохновителей освободившего Россию Ополчения, пожертвовав на его вооружение монастырскую сокровищницу. Именно в стенах этого монастыря укрывался в 1689 году будущий император Пётр Великий от восставших стрельцов.

Сейчас, гуляя вдоль белокаменных стен середины XVI века или любуясь на построенный косовскими монахами в XV веке Троицкий собор невозможно поверить, что всё это тоже могло бы лежать в руинах, подобно большинству храмов и монастырей России — лишь во многом благодаря мужеству директора Загорского историко-художественного музея С.А. Будаев и архитектор И.В. Трофимова Лавра избежала полного уничтожения в середине XX века. Говорят, что прп. Сергий перед смертью обещал ученикам всегда покровительствовать монастырю — и он крепко держит своё слово.

Уже в самом начале XXI века у стен монастыря был возведен памятник преподобному. Дух первого игумена и сейчас наполняет эти древние стены, делая Лавру не просто «самым известным монастырём страны», а чем-то невыразимо большим, чем-то, что воплощает в камне и золоте куполов саму русскую душу. Не потому ли так прекрасен монастырь в часы заката, когда пространство между венчающими его крестами словно бы наполняется тишиною?

Именно в такие часы без слов понятно, почему в этом городе стремились жить художники А.В. Лентулов и М.В. Нестеров, писатель-натуралист М.М. Пришвин, философ и писатель В.В. Розанов, знаменитая актриса МХАТ А.К. Тарасова, художник В.П. Трофимов и его сын-реставратор Троице-Сергиевой Лавры И.В. Трофимов, график и художник-оформитель В.А. Фаворский, учёный и религиозный философ П.А. Флоренский, философ Л.А. Тихомиров.

Схема Троице-Сергиевой Лавры Улочки Сергиева Посада, вьющиеся по городским холмам, вроде бы не отличаются ничем особенным от улиц других небольших русских городов. Разве что нет-нет, да и мелькнёт между кронами деревьев и крышами домов вершина лаврской колокольни...

Колокольня Троице-Сергиевой Лавры является не только самым высоким сооружением, но и центральной точкой монастыря. Именно с высоких ступеней колокольни открывается тот замечательный вид на Соборную площадь, который невозможно запечатлеть ни одним фотоаппаратом (совсем не потому, что фотосъёмка в Лавре запрещена — за пределами храмов фотографировать можно сколько душе угодно).

Вот, по левую руку от колокольни, на восточной стороне площади возвышается здание Успенского собора. Сходство с московским тёзкой и прототипом очевидно. Однако голубые в звёздах «малые» купола делают собор уникальным в своём роде.

Рядом с собором как-то даже теряется изящная, похожая на декоративную шкатулку надкладезная часовня. И совсем уж можно не заметить, что к северу от входа в собор расположена усыпальница Годуновых — этой так и не состоявшейся русской царской династии.

На юг от собора — храм Святого Духа, компактный и впечатляющий своей столпной устремленностью в небо. Единственная глава храма также покрыта золотыми звездами на голубом фоне, но от соборных глав отличается наличием золотой поперечной полосы.

Дальше, почти на противоположной от колокольни, южной стороне площади, располагается лаврская трапезная. За трапезной же, едва не примыкая к ней, стоит раскрашенный в белых и салатовых тонах двухэтажный дом Патриаршей резиденции — ведь почётным главой Лавры считается Патриарх всея Руси.

На юго-запад от колокольни расположен тот самый, древний и необычайно гармоничный в своей сдержанности, Троицкий собор, в котором находятся мощи основателя Лары. К собору примыкает здание музея. Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры

А почти посередине площади располагается напоминающий фонтан источник с сенью. Рядом с ним, в самом центре Соборной площади, находится обелиск памяти защитников Лавры в Смутное время.

О красоте и дерзкой высоте лаврской колокольни, о державной основательности Успенского собора, о каждой детали композиции Соборной площади монастыря можно рассказывать бесконечно. Но рассказать всё же невозможно. Лучше хотя бы один раз увидеть и почувствовать! Тем более что Сергиев Посад располагается не так уж далеко от Москвы...

Недалеко от самого Сергиева Посада располагается усадьба русского купца и мецената конца XIX века Саввы Мамонтова — Абрамцево. От одноимённой железнодорожной станции до усадьбы придётся изрядно пройти по проторенной тропинке лесом, да и в самой усадьбе навыки пеших проулок не помешают. Однако оно того стоит.

Усадьба была оформлена в соответствии с вкусами владельца в 70-х — 80-х годах XIX века с участием виднейших художников того времени, которые любили бывать в Абрамцеве у своего покровителя, а тот их радушно принимал. Так, в усадебном строительстве успели отметиться Васнецов, Поленов, Репин, Серов, Врубель и много кто ещё, что уже само по себе придаёт усадебному комплексу изрядную художественную ценность. Сочетание всех этих прославленных фамилий можно так кучно встретить разве что в Третьяковке.

Гулять по усадьбе, по крайней мере теплым летним днём, приятно ещё и потому, что содержится она в близком к образцовому порядке. Все здания соединены тропинками, и снабжены лаконичными и содержательными табличками, текстом которых лучше всего и рассказать о главных достопримечательностях Абрамцева:
Храм Спаса Нерукотворного (1882 год)

«Сооружение храма — результат сотворчества всех участников Абрамцевского художественного кружка. Одноглавый, бесстолпный, со звонницей у западной стены, храм стал итогом изучения различных школ древнерусской архитектуры. Окончательный проект выполнен В.М. Васенцовым. Над порталом изображение „Спаса Нерукотворного“ работы В.Д. Поленова. В иконостасе работы В.М. Васнецова, В.Д. Поленова, И.Е. Репина, Е.Д. Поленовой, Н.В. Неврева и др. В 1891 году по проекту В.М. Васнецова над могилой А.С. Мамонтова построена часовня. У стен церкви захоронены: В.С. Мамонтова, в замужестве Самарина (1875 — 1907 гг.), Е.Г. Мамонтова (1847 — 1908 гг.), Сережа Самарин (1906 — 1913 гг.). В 1918 году в часовне захоронен С.И. Мамонтов (1841 — 1918 гг.)».

Подготовлено по материалам сайта "www.greenbag.ru"
http://podmosk.pycc.ru/8/2357_1.html
Аватар пользователя
Александр
Администратор
 
Сообщений: 1198
Зарегистрирован: 14 сен 2009, 15:42
Город: Москва-Подольск
Марка машины: Мазда 6 2.0 АТ универсал
Дата рождения: 0

Вернуться в Статьи об отдыхе в Подмосковье

Кто сейчас на форуме

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], MailRu [Bot], Majestic-12 [Bot], Yandex [BOT], YandexBot, YandexImages

cron